г. Тула, ул. Тургеневская, д. 48
Сегодня работаем с 10 до 20 часов

До свидания, мальчики

Журналист Дмитрий Шеваров создал книгу-реквием. Посвящённая памяти молодых поэтов, павших в годы Великой Отечественной Войны, она продолжает стержневую тему повести Бориса Балтера «До свидания, мальчики!» и легендарной песни Булата Окуджавы.

Игорь Манцов
16 января 2024 года

Выпущенная в 2022-м году книга «До свидания, мальчики» (М.: АНО Центр «Никея». – 704 с., ил. – «Русское пространство») – одновременно дань памяти, значительный научный труд, волнующее чтение и полиграфический шедевр, в котором наличествуют хорошая бумага, удобный шрифт, много качественных фотографий и даже аристократического происхождения матерчатая закладочка.

Подзаголовок у книги суровый: «Судьбы, стихи и письма молодых поэтов, погибших во время Великой Отечественной войны». Журналист Дмитрий Шеваров создал книгу-реквием. Посвящённая памяти молодых поэтов, павших в годы Великой Отечественной Войны, она продолжает стержневую тему повести Бориса Балтера «До свидания, мальчики!» и легендарной песни Булата Окуджавы. Сборник содержит уникальный по своей силе материал, состоящий из авторских очерков о молодых героях, их фотографий, писем и стихов.


В книге есть Помянник – настоящее событие в истории поэзии военных лет. Это наиболее полный свод биографий погибших поэтов фронтового поколения.

1941 год:

Леонид Крапивников 19 лет

Алексей Лебедев 29 лет

Борис Смоленский 20 лет

Георгий Вайнштейн 22 года

1942 год:

Николай Майоров 22 года

Василий Кубанёв 21 год

Александр Подстаницкий 20 лет

Павел Коган 24 года

…………………………………….

…………………………………….

Больше всего павших поэтов в 1943-м, включая самого среди них знаменитого Михаила Кульчицкого 23-х лет от роду, но даже и в победном 1945-м – двое павших, Микола Сурначёв 28-ми лет и Виктор Лузгин 27-ми.

В своём вступительном слове Дмитрий Шеваров говорит:


Мне неотступно вспоминается пушкинское: ”А мы с тобой вдвоём предполагаем жить…” Мальчики 1941 года видели себя в русской культуре, дышали ею и предполагали жить. И это позволяет нам – независимо от того, сколько стихотворений они успели написать, - предполагать в них поэтов. И помнить, что за каждым именем – огромный мир чувств, мыслей, надежд, в одночасье прерванных войной. Быть может, среди этих ребят, где-то в братской могиле лежит и тот новый Пушкин, которого мы ждём до сих пор.

В мае вечерние сумерки слишком быстро переходят в утренние. Не звоните, будильники. Не греми, рукомойник. Помолчите, репродукторы.

Дайте дописать стихи.





Нам не дано спокойно сгнить в могиле –

лежим навытяжку и, приоткрыв гробы,

мы слышим гром предутренней пальбы,

призыв охрипшей полковой трубы

с больших дорог, которыми ходили.


Мы все уставы знаем наизусть.

Что гибель нам? Мы даже смерти выше.

В могилах мы построились в отряд

и ждём приказа нового. И пусть

не думают, что мёртвые не слышат,

когда о них потомки говорят.


(Николай Майоров, 1941)




«…Составил проект памятника намогильного себе, с подписями со всех четырёх сторон:

- Свет рождается тьмою.

- Тьма – враг света.

- Тьма есть свет.

- Здесь беспокоится человек».


(Из письма Василия Кубанёва)



Уже не проехать

Бойцу молодому

До края родного,

До отчего дома.


Лежит он, раскинувшись,

Руки разбросив,

Над ним обгорелые

Никнут колосья.


Лежит он, как витязь,

В потоптанном жите.

Родную увидите –

Не говорите.



(Микола Сурначёв, 1941, Западный фронт)





…Даже достоверное письмо о гибели старшего лейтенанта Владимира Калачёва в бою на Синявинских высотах 25 июля 1943 года не заставило Надежду Феофановну и Степана Митрофановича Калачёвых поверить в гибель Володи. Многие годы они не оформляли положенную им за погибшего сына пенсию. Летом 1943 года Владимир был на короткой, всего несколько часов, побывке дома. Попросил родных сохранить в деревянном сундучке до окончания войны все его рукописи и сборники стихов с автографами других поэтов, подаренных ему… Володин сундучок не открывали до 1956 года.



(Ольга Бахарева, сотрудница Центральной городской библиотеки имени В. В. Верещагина в Череповце)



Перед атакой

Песок сыпучий под ногами

И верный автомат в руке.

За опалёнными кустами

Темнеет дзот невдалеке.

Пятнадцать ставим на прицеле…

И ждём… Прошелестел снаряд…

И снова ждём…

(Мы ждать умели.)

Тогда все враз заговорят.



(Владимир Калачёв, 1942)




Пришёл и рухнул, словно камень,

Без сновидений и без слов,

Пока багряными лучами

Не вспыхнули зубцы лесов.

Покамест новая тревога

Не прогремела надо мной.

Дорога, дымная дорога.

Из боя в бой, из боя в бой…



(Георгий Суворов, 1944)

 



✤✤✤✤✤

теги статьи:

Литература Рецензии

Поделиться статьёй:

Ночные сцены, неясные силы

Литература, Рецензии

Роман «Пассионата» – это поэтическая и одновременно политическая история. Романтическая любовь в криминальном обрамлении. Есть линия отложенной на годы женской мести и счастливый конец. Прочитать эту книгу полезно для того, чтобы хоть как-то понять социальную психологию современной Европы, погружаясь в прихотливые миры, созданные воображением наблюдательного Эрнста Бруннера.

Анни Эрно "Годы"

Литература, Рецензии

В ожидании 8-го марта логично обращать внимание на женщин, тем более что некоторые из них не только умницы/красавицы, но ещё и затейливо пишут. Сегодня выбираем даму, которая удостоилась в 2022-м году Нобелевской премии по литературе – Анни Эрно. «Годы» - произведение на стыке мемуарной прозы, социологического романа, антибуржуазного памфлета.