г. Тула, ул. Тургеневская, д. 48
Сегодня работаем с 10 до 18 часов

Экскурс в мир мюзикла: «О песнях под дождём»

Предлагаем обратить внимание на изданный по-русски в 1984-м и фактически никем почему-то не читанный солидный переводной томик «О песнях под дождём»

Игорь Манцов
10 октября 2021 года

Любителям экранного искусства, посещающим «КиноХаос» по четвергам, рекомендуем также Виртуальный концертный зал во вторник: даже если вы не фанат музыкальной классики, вам будет полезен темпоритмический разогрев. И наоборот, рано или поздно любители музыки соприкоснутся на заседаниях киноклуба с жанром мюзикла. Мы, как уже сообщалось, пока что обречены на ленты производством до 1951-го года, а там ведь кино зачастую либо совсем без звука, либо с разудалыми песнями и плясками. Хорошие книги из фонда библиотеки про немое кино рассмотрим позже, а сегодня предлагаем обратить внимание на изданный по-русски в 1984-м и фактически никем почему-то не читанный солидный переводной томик «О песнях под дождём».


Автор – киновед из тогдашней Германской Демократической Республики Михаэль Ханиш. Этот смелый человек прочитал всю существовавшую на момент написания книги (а это 1980-ый) литературу по предмету, посмотрел сотни американских, европейских и несколько советских картин, включая «Весёлых ребят» и «Волгу-Волгу» с «Цирком», мастерски переработал громадный объём информации и, наконец, увлекательно, хорошим слогом всё это изложил. Ханиш демонстрирует, как мюзикл «пришёл и продолжает приходить с подмостков сцены, с нью-йоркского Бродвея». Ханиш убедительно показывает, как творческий поиск драматургов, режиссёров и хореографов тормозился, а иногда, наоборот, ускорялся по причине финансовых трудностей или же технологических прорывов. Конечно, это великая книга, и теперь, после её прочтения у нашего «КиноХаоса» нет ни малейшего шанса избежать музыкально-танцевальной лавины. Обсуждать там, может быть, и нечего (хотя кто знает?), зато для глаз и для ушей – счастье и раздолье.

Ханиш обожает Эрнста Любича (мы тоже, тоже любим его до умопомрачения!):


«Песни Шерцингера органично вплавлены в действие, они мотивируются им, выражая чувства и мысли персонажей. Всё слито одно с другим. Нет ни номеров, ни сольных выступлений. И Любич с таким драматургическим мастерством выстраивал действие, что уже тогда, в те дни, он с успехом использовал обычно избегаемый всеми элемент – тишину».

Но Ханиш обожает и Басби Беркли – самого знаменитого танцевального режиссёра Бродвея тех лет, который однажды пришёл в кино и полностью поменял его эстетику: до него танцы снимали четырьмя камерами, а потом монтировали, но Басби Беркли пошёл своим путём.


«…Я заявил, что сделаю монтаж перед камерой, и доказал это. Я сразу приучил себя представлять музыкальный номер в целом и снимал его так, как он позднее должен был выглядеть на экране, – без помощи монтажа и нескольких камер»,

– сцена, таким образом, подавалась единым потоком, как беспрерывно льющееся движение.

А с каким восторгом повествует Ханиш о легендарном Винсенте Миннелли, который творил историю жанра на свой лад, заявляя:


«Грандиозные номера Басби Беркли меня не вдохновляли. Я интересовался такими музыкальными историями, в которых можно было достичь полного слияния танца, песен, звука и образов! "Люби меня сегодня ночью" Рубена Мамуляна представляется мне наиболее выразительным примером того, каким должен быть мюзикл».

То есть Михаэль Ханиш строит свою грандиозную книгу как детектив, как расследование, как диалектический процесс, где всякий следующий гений отменяет предыдущего, после чего появляется третий, который синтезирует нечто доселе невиданное и неслыханное на основе открытий двух первых.

Три сотни голливудских и европейских имён, включая, например, Мишеля Леграна; две с половиной сотни кинокартин, которые хочется немедленно найти в хорошем качестве, чтобы посмотреть на дивной аппаратуре Горбовского зала! Цитировать же хочется каждый второй абзац книги. Скажем, из очередного гения, Стэнли Донена:


«Поющих людей на улицах стали показывать задолго до нас. Это делали Любич, Мамулян. Наша главная идея состояла в том, чтобы каждому элементу фильма – интриге, музыке, танцу, камере, смеху – дать одинаковое место в его пространстве, и чтобы ни один элемент не доминировал в ущерб другим».

Всё получилось, и Ханиш итожит:


«Обычно кино называют искусством движущихся образов – для фильма "Матросы на берегу" это определение ценно вдвойне. Все девяносто восемь минут, что длится лента, на экране неистовствует стихия движения. Три матроса, как герои ранних комедий, берут город осадой. Матросы мчатся через весь город, и не только мчатся. Они танцуют, причём в самых невероятных местах. Им не нужны ни сцена, ни ночные клубы. Лучшим среди множества прекрасных сцен является балет "Доисторический человек", который три матроса исполняют вместе со студенткой-антропологом Клэр Хадсен и шофером такси Брунхильдой Эстергази, влюблённой в застенчивого Чипа. В центре балета – скелет могучего динозавра. В конце номера скелет падает на колени перед этим напором темперамента и радости жизни».

Так вот почему сорок лет никто не читал книжку Ханиша: соблазнённый подобными описаниями читатель прежних времён рисковал умереть от невозможности посмотреть описанное карнавальное великолепие. Однако, завсегдатаям «КиноХаоса» и Виртуального концертного зала открыты максимально широкие возможности. Все, поэтому, будут и живы, и счастливы.

✤✤✤✤✤

теги статьи:

Рецензии Искусство

Поделиться статьёй:

Смех и слёзы

Литература, Рецензии

Продолжаем знакомиться со свежими книгами из серии «Научная библиотека» от издательства «Новое литературное обозрение». На этот раз в поле зрения попал увесистый том «Культура. Литература. Фольклор» за авторством Александра Белоусова.

Слёзы и сопли

Литература, Рецензии

Детективный роман американской писательницы Элизабет Джордж «Это смертное тело» входит в умопомрачительную серию произведений про английского инспектора-аристократа Томаса Линли и его простушку-помощницу Барбару Хейверс. «Это смертное тело» - грандиозный и по объёму, и по замаху роман «с тайной», как на уровне фабульном, так и на уровне метафизическом.