г. Тула, ул. Тургеневская, д. 48
Сегодня работаем с 10 до 20 часов

Воспоминания первого стритстайл-фотографа

История стритстайл-фотографа Билла Каннингема – это рассказ о борьбе со стереотипами, поиске своего «я», бесстрашии, с которым человек может добиться успеха и стать тем, кем он хочет.

Игорь Манцов
23 мая 2023 года

Почти одновременно ушли из жизни сразу два отечественных модельера: Вячеслав Зайцев и Валентин Юдашкин. Конечно, одевали они главным образом vip-персон – политиков, миллионеров и артистов с артистками. И все-таки они худо-бедно, пусть косвенным образом, формировали еще и наш коллективный стиль, нашу среду, задавали, как теперь принято выражаться, тренды и актуализировали, прости Господи, бренды. В связи с чем мы решили познакомить читателей библиотеки с недавно поступившей в фонд книгой Билла Каннингема «Модное восхождение» с подзаголовком «Воспоминания первого стритстайл-фотографа» (М.: Манн, Иванов и Фербер, 2019. – 272 с., ил.). Тираж книги по нынешним временам огромный – целых 6 тысяч экземпляров.

Почти 40 лет Каннингем вел в New York Times рубрики «На улице» и «Вечерние часы», также успел поработать журналистом в Women’s Wear Daily и Chicago Tribun. «На улице» – это был иллюстрированный рассказ не только о знаменитых модных героях Нью-Йорка, но и о людях совершенно безвестных. В дальнейшем, с развитием интернета, рубрика переросла в видеоблог фотографа: каждый его герой рассказывал что-то о вещах и своем отношении к моде. В колонке «Вечерние часы» разбирались образы гостей светских мероприятий, к которым Каннингем относился неоднозначно. Сам он считал, что «деньги лишь дают возможность плохому вкусу проявиться ярче и перерасти в откровенную вульгарность». Впрочем, в своих обзорах он никогда не критиковал гостей, стремясь найти среди них наиболее интересно одетых.

Велосипед, фотоаппарат Nikon и синяя куртка – Каннингема знали, пожалуй, все жители огромного Нью-Йорка: и завсегдатаи модных вечеринок, и рядовые прохожие. Умер этот гений местности в 2016 году в возрасте 87 лет, а после него остались огромный фотоархив и… удивившие всех, кто в теме, мемуары.

«Это невероятно! – ликовал Кристофер Ричардс, представитель издательства Penguin Press, которое приобрело права на текст через аукцион. – Билл никогда ничего не рассказывал о своей жизни – ни друзьям, ни коллегам. Он был очень-очень скрытным!»

Что же, все тайное когда-нибудь становится явным. В данном случае – достаточно скоро.

История Билла Каннингема – это рассказ о борьбе со стереотипами, поиске своего «я», бесстрашии, с которым человек может добиться успеха и стать тем, кем он хочет. А еще взгляд за кулисы модных показов.

«В моде есть лишь одно правило, о котором не стоит забывать ни клиентам, ни дизайнерам: когда вам начнет казаться, что вы все знаете и уловили дух времени, – пишет Каннингем, — в ту самую секунду забудьте обо всем, чему вы научились, переверните это с ног на голову, найдите новое применение старой формуле!»

Каннингем рос в строгой католической семье, где категорически не принимали увлечения модой. Большую часть времени он проводил с родителями, братом и сестрой в церкви. Как он скажет впоследствии, любовь к моде возникла именно благодаря набожности родителей: во время церковных служб он никак не мог сосредоточиться на молитве, потому что любовался разнообразными шляпами прихожанок. Вскоре после этого была Корейская война. Затем переезд в Нью-Йорк, работа всего лишь уборщиком в богатом нью-йоркском особняке в обмен на… аренду единственной комнаты, где он мог шить свои ставшие впоследствии знаменитыми женские шляпы. В периоды безденежья довольствовался всего-навсего чашечкой какао в день, заедая модой и красотой, которые в избытке находил в сверкающих витринах бутиков. «Главное модное шоу происходит на улицах», – утверждал Каннингем впоследствии. Мэрия Нью-Йорка символически переименовала угол 57-й улицы и Пятой авеню, где чаще всего занимал свою наблюдательную позицию модельер и фотограф, в «Угол Билла Каннингема».

Он был высокого мнения о себе и критичен по отношению к большинству экранных красоток. Так, в его первый нью-йоркский магазинчик заглядывали Джинджер Роджерс, Джоан Кроуфорд и Мэрилин Монро. Но для будущего мастера фотографии их появление ровным счетом ничего не значило. Потом в одном из многочисленных интервью Каннингем поморщится: «Они же не были стильными». Билл обращал свое внимание лишь на тех, кто, по его мнению, одевался уникально. Минимализм? Нет, с ним Каннингем не имел ничего общего. Как-то папарацци окружили Катрин Денев во время Недели моды в Париже, но Каннингем усмехнулся, прикрыл рот ладонью, словно Катрин Денев – непристойная тема, и сказал: «Но ведь она не носит ничего интересного!»

Ну, что за человек.

Ему принадлежит следующая легендарная формула: «Мода – это ваши доспехи для выживания в повседневной жизни». В одну из своих прогулок с фотоаппаратом Билл случайно заснял Грету Гарбо, надо сказать, что начинающий фотограф даже не понял, кто именно перед ним находится, позже он признался, что куда больше его привлекло норковое пальто звезды, которое элегантно спадало с плеча. Таким же образом Каннингем «поймал» и еще несколько знаменитостей. Серия случайных снимков позже была опубликована в The New York Times и сразу же сделала из никому неизвестного фотографа – знаменитость, а из любителя – профессионала. Главный редактор газеты назвал появление Каннингема в мире фотографии поворотным моментом, революцией. Дело в том, что никому еще до Билла Каннингема не удавалось не только фотографировать звезд без их разрешения, но еще и делать это на высшем уровне.

В книге его мемуаров много броского и скандального.

Из броского:

«Разрабатывать дизайн модной коллекции – все равно, что отрастить антенны, тянущиеся в неизвестность; главное, чтобы эти антенны оказались выше, чем у других дизайнеров. С каждой новой коллекцией мои антенны становились длиннее – начиная с 1948 года. Максимальной высоты они достигли в 1960 году».

Из скандального:

«Для курортников Саутгемптона существовала только одна шляпа – берет, наиболее ненавистный мне вид головного убора. Я никогда раньше не делал береты и более не сделаю, даже если от этого будет зависеть моя жизнь. Береты – это не мода, а если очень надо, их всегда можно купить в Woolworth's за доллар девяносто восемь».

Досадно, но шрифт в книге мелковат. Бумага сама по себе качественная, но не белая, поэтому рассыпанные по книге многочисленные черно-белые фотографии смотрятся не слишком хорошо. Зато предусмотрена аккуратная стильная закладочка, ну просто, как в лучших домах. В смысле, в престижных изданиях.

✤✤✤✤✤

теги статьи:

Рецензии Искусство

Поделиться статьёй:

Чужие между своими

Литература, Рецензии

Ещё одно потрясающее издание от «Нового литературного обозрения» в фонде нашей библиотеки: двухтомник Николая Богомолова «Разыскания в области русской литературы XX века. От fin de siecle до Вознесенского». Данные книги одновременно память о Богомолове, памятник ему, а также подарок всем пытливым любителям русской словесности.

Смех и слёзы

Литература, Рецензии

Продолжаем знакомиться со свежими книгами из серии «Научная библиотека» от издательства «Новое литературное обозрение». На этот раз в поле зрения попал увесистый том «Культура. Литература. Фольклор» за авторством Александра Белоусова.