г. Тула, ул. Тургеневская, д. 48
Сегодня работаем с 10 до 18 часов

Слёзы и сопли

Детективный роман американской писательницы Элизабет Джордж «Это смертное тело» входит в умопомрачительную серию произведений про английского инспектора-аристократа Томаса Линли и его простушку-помощницу Барбару Хейверс. «Это смертное тело» - грандиозный и по объёму, и по замаху роман «с тайной», как на уровне фабульном, так и на уровне метафизическом.

Игорь Манцов
28 апреля 2024 года

На Страстной неделе логично читать духовную литературу, не прибегая к развлечениям. Но что делать, если, как говорится, среда заела и эмоциональное выгорание налицо, если на серьёзное чтение попросту не находится сил?


Рискнём предложить вниманию усталых и разочарованных компромиссный вариант – детективный роман американской писательницы Элизабет Джордж «Это смертное тело» (М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2011. – 720 с., тираж 10 000 экз.), входящий в умопомрачительную серию произведений про английского инспектора-аристократа Томаса Линли и его простушку-помощницу Барбару Хейверс. «Это смертное тело» - грандиозный и по объёму, и по замаху роман «с тайной», как на уровне фабульном, так и на уровне метафизическом.

Некоторое время назад мы уже рекомендовали означенную серию нашим читателям, но «This Body of Death» хочется посоветовать отдельно. Любители серьёзной литературы относятся к детективам снисходительно, однако, ещё пойди/отыщи современную «серьёзную» книжку, которая сравнится с этим вот криминальным романом по уровню проработки базовых вопросов бытия.


16-ая книга легендарной серии от Элизабет Джордж издана на языке оригинала в 2010-м, хотя в нашем русском экземпляре почему-то указан 1991-ый. Неприятная небрежность! Ведь первое время, пока не разберёшься с датой выхода, привлекая надёжные источники, недоумеваешь: персонажи активно пользуются мобильными телефонами, а откуда же мобильные телефоны в начале 1990-х? Э-эх, издатели…

Роману предпослан значимый эпиграф, из которого, собственно, и родилось название: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (Послание к Римлянам, 7.24). Действие романа демонстративно утоплено в быт, выспренних диалогов или интеллектуальных спекуляций – ноль, да и сама детективная фабула не то чтобы потрясает или сильно удивляет. Большой Смысл рождается в голове внимательного читателя в процессе соотнесения друг с другом многочисленных персонажей и простеньких по мотивировкам бытовых коллизий. В этом отношении построение книг Элизабет Джордж воистину революционное.

Кроме того, автор настаивает на том, чтобы читатели методично сравнивали поступки и мотивы сыщиков обоего пола с соответствующими характеристиками подозреваемых. От этих столкновений/сопоставлений рождается ещё больший смысл, ведь, как выясняется, те и другие на равных участвуют в круговороте добра и зла.

И, наконец, наступает последний этап, на котором читателю предстоит, собрав воедино сформулированные к тому времени выводы, открыть волшебным ключиком эпиграфа – дверцу в царство метафизических загадок и мистических интуиций.

Поражает то, насколько гармонично сочетает Элизабет Джордж повседневную текучку многочисленных персонажей с философскими истинами, которые, повторимся, не даны в самом тексте – их удивительным образом формулирует читатель, и даже никогда не державший в руках книг по философии. Значимы только ВНИМАНИЕ к мелким деталям и ДОВЕРИЕ к литературному материалу.

Итак, некогда, в отдалённые времена было совершено жестокое и, похоже, немотивированное со стороны самих палачей жертвоприношение. И вот эта, скорее, случайная трагедия породит прихотливую событийную цепочку, где случатся родственные жертвоприношению в смысле архетипичности события: волшебный и тоже случайный подарок судьбы, который не принесёт ничего кроме несчастий; предательство, жестокий обман, наконец, возмездие, которое почему-то на традиционное возмездие совершенно не похоже. Клад здесь превращённая форма страха. Подарки Судьбы так же опасны, как и подставы с Её стороны.

Такова участь преступников и подозреваемых, а что же сыщики? О, эти тоже не отстают. Потерявший в предыдущем романе любимую жену лорд Томас Линли для чего-то возвратился на полицейскую службу и зачем-то быстренько завёл там новые близкие отношения; Барбара Хейверс в свою очередь размечталась об отношениях, но, кажется, осталась не у дел, потому что к объекту её интереса вернулась неверная когда-то супруга. Аристократам всё, простакам ничего? Элизабет Джордж жестока и честна.

Эта странная дисгармоничная парочка Линли/Хейверс, которая проходит через весь цикл, - намекает нам на нечто существенное. Как Дон Кихот и Санчо Панса, как Шерлок Холмс и доктор Ватсон, как Глеб Жеглов и Володя Шарапов.


”Не надо, Барбара. Перестаньте так волноваться. Научитесь доверять мне, потому что если вы не станете, то как я научусь доверять самому себе?” Она заплакала по-настоящему, и Линли знал, чего ей стоят эти слёзы. Он молчал, да и говорить-то было нечего. ”У меня, чёрт возьми, и платка-то нет”. Она зашарила вокруг себя по сиденью. Линли протянул ей свой платок. Барбара высморкалась. “Спасибо. У вас всегда есть платок”. – “Проклятие моего воспитания. Он даже отглажен”. – ”Я заметила, хотя вряд ли вы сами его гладили. Вы даже не знаете, как это делается”.




Между прочим, эпиграф с названием виртуозно отыгрываются даже и в этом, казалось бы, заурядном бытовом диалоге. Хотя, конечно, слёзы и сопли – в жизни не самое страшное.

теги статьи:

Литература Рецензии

Поделиться статьёй:

Смех и слёзы

Литература, Рецензии

Продолжаем знакомиться со свежими книгами из серии «Научная библиотека» от издательства «Новое литературное обозрение». На этот раз в поле зрения попал увесистый том «Культура. Литература. Фольклор» за авторством Александра Белоусова.

«Политический журнал» как точка отсчёта отечественной политологии и украшение фонда ТОНБ

Книжные памятники, Литература

Одно из самых примечательных изданий в собрании Тульской областной научной библиотеки – два десятка томов «Политического журнала», датированных последним десятилетием XVIII столетия. Этот воистину легендарный журнал - не только веха в развитии российской политологической науки, но ещё и увлекательное чтение для всякого любителя родимой старины.