г. Тула, ул. Тургеневская, д. 48
Сегодня работаем с 10 до 18 часов

Плакаты киностудии им. М. Горького

Обзор на книгу о массовом, многотиражном искусстве киноплаката, который становился постпредом и проводником новейших эстетических идей в широкие массы.

Игорь Манцов
9 апреля 2023 года

Книга, о которой сегодня пойдет речь, подписана двумя авторами, Ниной Бабуриной и Александром Шкляруком, но ее подлинные создатели – многочисленные советские и российские художники. Книга-альбом называется «Плакаты киностудии им. М. Горького. 1915 – 2015», и была она издана к 100-летнему юбилею нашей легендарной кинематографической институции (М.: Издательство «КОНТАКТ-КУЛЬТУРА», 2016. – 208 с., 175 ил., тираж 2 500 экз.).

Поначалу киностудия называлась Товарищество «Русь». Организовал это новое по тем временам дело костромской промышленник Михаил Семенович Трофимов. Изначально кинопроизводство «Русь» было сориентировано на фильмы по мотивам литературных произведений и на просвещение всех категорий зрителей. В своей вступительной статье Александр Шклярук сообщает:

«Создание в годы Первой мировой войны кинематографического предприятия в Москве в условиях жесткой конкуренции кинопроизводителей было своего рода подвигом. Ориентация владельца на классические образцы театральной режиссуры и актерской игры способствовала привлечению в студию в качестве режиссера артиста «Московского театра К. Незлобина» А. Чаргонина, уже имевшего опыт работы на кинофабрике А. Ханжонкова. Именно Чаргонин поставил в 1915 – 1916 гг. первые игровые фильмы студии «Дочь истерзанной Польши» («Варвары XX века»), «О, ночь волшебная, полная неги…», «Сибирская атаманша» («Сибирская Клеопатра»), а после февраля 1917 года уже в условиях отсутствия цензуры – «Вырыта заступом яма глубокая» («Тайна веселого дома») и «Лгущие Богу» («Хлысты», «В трущобах Москвы»)».


В 1924-м студия стала называться «Межрабпом-Русь», в 1928-м – «Межрабпом-фильм», в 1936-м – «Союздетфильм», в 1948-м – «Московская киностудия им. М. Горького», пока не стала уже в 1963-м хорошо знакомой всем нам «Центральной киностудией детских и юношеских фильмов им. М. Горького». Сотни ее превосходных кинокартин – навсегда в нашей персональной памяти и в национальном художественном арсенале. В альбоме представлены только 175 из них. Рассматривать эти изобретательные, разнообразные по исполнению и манере плакаты – поучительное наслаждение.

«Все московские кинофабрики, – продолжает Александр Шклярук, – имели свой сложившийся круг авторов литографских афиш-плакатов – приверженцев определенной стилевой манеры рисунка и выбора сцен или фотопортретов для переноса на лист. Наряду с красочными афишами большим тиражом выходили исполненные высокой печатью афиши, в которых шрифтовой набор комбинировался с виньетками и цинкографскими растровыми клише…».

Кстати, у известных нам старых черно-белых кинокартин благодаря броским цветным афишам появляется некое новое смысловое измерение!

«Аэлита» (1924), «Папиросница от Моссельпрома» (1924), «Мать» (1926), «Окраина» (1933) художника И. Д. Бограда; «Мисс Менд» (1926), «Процесс о трех миллионах» (1926), «Девушка с коробкой» (1927) легендарных художников В. А. Стенберг и Г. А. Стенберг; необыкновенно выразительные киноплакаты С. А. Семенова-Менеса или Н. П. Прусакова – заставляют мысленно обратиться к классическим образцам ранней советской кинематографии или даже пересмотреть их.


Постепенно на страницах книги возникает всем знакомое и любимое: «Первоклассница», «Молодая гвардия», «Солдат Иван Бровкин», «В добрый час!», «Тихий Дон», «Дело было в Пенькове», «Дом, в котором я живу», «Новые похождения Кота в сапогах», «Добровольцы», «Когда деревья были большими», «Три плюс два», «Королевство кривых зеркал», «Мне двадцать лет», «Живет такой парень», «Морозко», «Волшебная лампа Аладдина», «Три тополя на Плющихе», «Доживем до понедельника», «Ошибка резидента», «Король-олень», «Офицеры», «А зори здесь тихие», «Печки-лавочки», «Отроки во вселенной», «Белый Бим Черное ухо», «Пираты XX века», «Вам и не снилось…», «Эскадрон гусар летучих», «Карнавал», «Карантин», «Лев Толстой», «Завтра была война» – емкие, выразительные комментарии к нашей общественной жизни, фактически летопись культурной жизни страны. Многие плакаты лаконично, но глубоко характеризуют как сам фильм, так и социально-политический контекст.

«Профессия плакатиста, – рассуждает во вступлении Нина Бабурина, – требует особого мышления – метафоричного, ассоциативного; профессия киноплакатиста – еще и особого отношения к фильму, умения понять и принять концепцию режиссера, образно претворить его идею, выразив в тоже время свои взгляды, оценки, переживания и впечатления. Художнику важно лаконичным, острым языком графики сказать о фильме самое главное, облечь рекламное сообщение в художественную форму, создать своеобразную визитную карточку киноленты. Киноплакат вырастает из художественной ткани кинопроизведения, эстетика фильма, безусловно, сказывается на образном строе рекламы, обогащает ее, стимулирует развитие… Киноплакат не раз становился лидером художественного процесса. Так было во второй половине1920-х годов, когда именно этот жанр стал наиболее ярким и значительным явлением в конструктивистской графике и полиграфии; так было и во второй половине 1950-х годов, когда именно он ранее других собратьев по жанру отреагировал на политическую «оттепель». Искусство массовое, многотиражное, киноплакат становился постпредом и проводником новейших эстетических идей в широкие массы».

Лучше, пожалуй, и не скажешь.

А в заключение отметим образцовое полиграфическое исполнение альбома.

✤✤✤✤✤

теги статьи:

Рецензии Искусство

Поделиться статьёй:

Смех и слёзы

Литература, Рецензии

Продолжаем знакомиться со свежими книгами из серии «Научная библиотека» от издательства «Новое литературное обозрение». На этот раз в поле зрения попал увесистый том «Культура. Литература. Фольклор» за авторством Александра Белоусова.

Слёзы и сопли

Литература, Рецензии

Детективный роман американской писательницы Элизабет Джордж «Это смертное тело» входит в умопомрачительную серию произведений про английского инспектора-аристократа Томаса Линли и его простушку-помощницу Барбару Хейверс. «Это смертное тело» - грандиозный и по объёму, и по замаху роман «с тайной», как на уровне фабульном, так и на уровне метафизическом.